Интервью Щербакова Андрея для проекта “Восток-Запад”




Приветствую Всех!
Недавно давал интервью одному из основателей проекта “Восток-Запад”, посвящённому развитию китайской традиционной медицины в России, Марии Жестковой. Интервью получилось крайне занятным. Основная тема этого интервью: “живопись У-син и духовность”.
живопись У-син, китайская живопись,
Сегодня позвольте представить вашему вниманию небольшое, но довольно необычное интервью с руководителем школы У-СИН живописи Щербаковым Андреем. Речь пойдет не только о том, что такое У-син живопись, но и затронет такие важные моменты как мировосприятие человека, передающего кистью свои мир, интерпретацию окружающего мира посредством живописи и т.д.
Итак, мы в гостях в школе У-син

Мария: Андрей, добрый вечер, позвольте поблагодарить Вас за то, что Вы нашли время побеседовать с нами. Буду откровенна, к этой встрече я готовилась с особым интересом, мне интересен Путь школы, и Путь осознания самого себя посредством живописи. Что вы можете об этом сказать?

Андрей:
Мария, добрый вечер.
Очень рад, слышать, что для Вас эта встреча – важное событие, для меня тоже. Здесь прозвучало 2 таких слова: путь школы (живописи у-син) и путь осознания себя через живопись. В этих двух понятиях есть как нечто общее, так и очевидные отличия, ведь создание картины – это одно дело, а создание школы живописи – совсем другое.

В даосской священной книге «Дао Дэ Цзин» написано 上善若水 – высшая добродетель подобна воде. Это высказывание – есть формула следования Пути – как художника, так и социального деятеля. Стремление к наращиванию собственной значимости, жёсткие шаблоны эго делают нас хрупкими как лёд, сковывают наше сердце, а следование Пути добродетели делает нас мягкими, текучими. Как Путь художника так и Путь Школы живописи у-син – это, прежде всего, пути добродетели.

Уже несколько лет мы строим Школу китайской живописи и живописи У-син, развиваем само направление «живопись У-син». Как Вы заметили, это тоже Путь. Для внешнего человека это может казаться путём «наращивания эго», ведь мы, преподаватели живописи У-син, постоянно популяризуем нашу школу разными способами – пишем статьи, общаемся, рассказываем, проводим мастер-классы, выпускаем видеоролики, которые собирают немало просмотров, нас ждут в разных городах и странах. Вы, например, берете у меня интервью, это тоже некий признак известности. Но это лишь внешнее, поверхностное впечатление, иллюзия.

Каждый шаг на пути создания Школы живописи у-син связан с «размягчением» жёсткого эго, «отпусканием» собственной важности принятием себя и остальных такими, какие мы есть. И этот каждый новый шаг, связан, прежде всего, с большими внутренними трансформациями. Если не нравится что-то в ком-то, то начинать надо всегда с себя. Принудить кого-то сделать что-то невозможно, но способны ли мы сами отказаться от привычных моделей взаимодействия с окружающим миром? Вот что несет в себе понятие «Пути школы».

Теперь про «путь художника». Многие считают, что путь художника – это опять же путь самовыражения, граничащего с самопиаром. Ведь всем знаком шаблонный образ художника – экспрессивного эгоиста в берете, который только и думает, что о собственной гениальности и желает лишь получать подтверждения этой теории. Но в живописи у-син – это не совсем так. Безусловно, живопись у-син – это техника самовыражение, но встает вопрос, а что такое «Я» художника? Статичное это понятие или динамичное?

Живопись у-син дает ресурс для того, чтобы внешними средствами привести человека к внутренним трансформациям, которые всегда связаны с отказом от шаблонного поведения, отказом от различных проявлений собственной важности. И эти перемены всегда видны на листе. Рисунок, он как лакмусовая бумажка внутренних перемен.

Мария: Андрей, а как согласуются путь творческого человека, путь организатора и путь духовного развития? Ведь многие считают, что это три разных, взаимоисключающих понятия?

Андрей: Как в социальной, так и в художественной деятельности мы ищем баланса внутреннего и внешнего. Как Вы сказали, многие считают, что путь художника и менеджера-организатора – две разные тропы и с духовностью это все совсем не связано. Но мы не согласны. Мы следуем древней даосской притче, которая советует: «Подгоняй то что отстает». Приведем притчу.

Тянь Кайчжи однажды беседовал с правителем Чжоу, Вэй-гунем, и царь спросил его:
— Я слышал, ты учился у Чжу Шэня. Что ты узнал от него?
— Что я мог узнать от учителя? Я просто стоял с метлой у его ворот!
— Не уходи от ответа, — сказал правитель. — Я хочу знать, чему ты научился.
— Ну что ж, — отвечал Тянь Кайчжи, — учитель сказал однажды так: «Умеющий взращивать жизнь подобен пастуху: присматривает за отстающими овцами и подгоняет их».
— Что это значит? — спросил царь.
— В царстве Лу жил человек по имени Дань Бао. Он обитал в глухом лесу, пил ключевую воду и ни с кем не делился своей добычей. Прожил он на свете семь десятков лет, а обликом был как младенец. На его беду ему однажды повстречался голодный тигр, который убил его и сожрал.
Жил там и Чжан И, который обитал в доме с высокими воротами и тонкими занавесями и принимал у себя всякого. Прожил он на свете сорок лет, напала на него лихорадка — и он умер.
Дань Бао пестовал в себе внутреннее, а тигр сожрал его внешнее. Чжан И заботился о внешнем, а болезнь сгубила его внутреннее. Поэтому и говорят «Подгоняй то что отстает».

Мария: Мы говорим о самовыражении в работе с кистью или работа с кистью помогает познакомиться с собой таким, какой ты есть, на самом деле? Отчего так случается, что иногда нарисуешь и сам удивляешься – я ли это нарисовал?
Является ли выражение себя на бумаге Путем думающего человека?

Андрей:
Я когда-то читал книжку одного очень известного буддиста Бхикку Кхантипалло из традиции «Тхеравада». Он там писал, что все годы буддистской практики посвящены решению вопроса, «что есть Я?». Так же и художник в традиции у-син. Он тоже все время ищет, где же то самое «Я», которое он выражает своим творчеством. Так удивительно что, мы привыкли говорить слова «Я – хочу то, я хочу это», но при этом, не совсем понимаем, откуда именно исходят все желания?

Вы сказали: «выражение себя на бумаге – это Путь думающего человека». Это не совсем так. Есть очень известная фраза Рене Декарта : «Я мыслю, значит я существую». Но если во время занятия живописью у-син, Ваш внутренний диалог остановился, (что чаще всего и происходит), что же это значит? Что Вы умерли? Если так, то кто тогда сидит передо мной и рисует? И ещё более странный вопрос: если в момент остановки вашего внутреннего диалога ваше «Я» – умирает, то кто тогда занимается самовыражением?

Вот тут-то и кроется причина искреннего удивления слушателей, которое вы описали. Если человек привык отождествлять себя со своими мыслями, своим типом мышления, своими убеждениями и т.д., тогда однозначно можно сказать, что «этот шедевр» создал – не он, а другая часть его личности. На вопрос, какая это была часть, можно получить простой ответ: «созерцающая».

Живопись у-син – это путь человека созерцающего, но не человека думающего. Именно наш рой мыслей, постоянно жужжащих в голове, не дает нам придти к спокойному созерцанию перемен внутри себя и снаружи. Живопись у-син превращает «людей думающих» в «людей созерцающих».

Мария: Мы все понимаем, что духовный путь развития человека бесконечен, глубок и подвержен влиянию извне, насколько в живописи прослеживаются эти изменения? Если да, то в чем они выражаются?

Андрей: У всех по разному. Если в других стилях живописи художники буквально гонятся за понятием «собственный стиль», то в живописи у-син мы к этому не стремимся. Мы просто созерцаем изменения нашей личности и это отражается на изменениях нашего стиля. Но всё таки есть общая тенденция:

На первом этапе художник просто забивает картину деталями, пестрит цветами и объектами. Это надо прожить. Чем больше человек успокаивается изнутри, тем более пустотными становятся его картины. Постепенно уходит «аляпистость» и художник постигает всю глубину монохромной живописи. Чем дальше, тем более минималистичны и лаконичны становятся его картины, тем более наполнены пустотой. Также я замечал, что параллельно с приближением к состоянию внутреннего спокойствия, художник все больше внимания уделяет искусству написания иероглифов. Но это я лишь “со своей колокольни смотрю”, может быть, завтра что-нибудь переосмыслю и поменяю мнение.

Мария: Если продолжать разговор об изменениях, то может ли духовное состояние человека влиять на выбор того, чем рисовать и на чем рисовать?

Андрей: Лично мне кажется, что здесь может скорее пойти речь о том, что люди, находящиеся ещё в начале пути, очень сильно привязаны к материалам, средствам и прочим условностям. Таких людей много среди профессиональных художников, которые очень сильно обусловливают себя выбором материалов. В то же время, настоящий мастер может нарисовать картину, не касаясь кистью листа, он не обременен привязкой к форме и видит саму суть, поэтому и может передать её миллионом способов.

Мария: Я знаю, что Вы путешествуете с группами учеников школы по Китаю, проводите арт-поездки. Это поездки, в которых ученики постигают искусство живописи, знакомясь воочию с пейзажами и рисуя, что называется «вживую», собирая коллекцию видов и ландшафтов, или это дополнительная возможность посмотреть на себя с другой стороны, как на художника с кистью и мольбертом?

Андрей: Мы полны шаблонных представлений об окружающем мире. Именно эти шаблоны нам и мешают в жизни. Цель, как живописи у-син, так и арт путешествий – снять эти шоры с глаз и увидеть реальность такой, какая она есть. Вот вы говорите: почувствовать себя художником с кистью и мольбертом. А вы знаете, что мы не применяем мольберты и рисуем на всем что придется? И беретов не носим, и т.д. Мы просто делаем и все.

В этом и есть психологическая ловушка большинства людей которые «хотят стать художниками». Они больше хотят казаться, чем быть, хотят сделать вид, но не исследовать это состояние изнутри. Наши арт путешествия – это некие «арт-ретриты», возможность успокоиться, погрузиться и исследовать свою творческую часть. Для этого мы обязательно практикуем в течение арт-поездки различные практики: медитации, йогу, цигун, обертональное пение и т.д..

Мария: Андрей, ученики Вашей школы представители разных специальностей, если бы в одной группе были бы, допустим, врачи, их картины отличались бы от картин, допустим учителей? Я сейчас говорю о тех проектах, которые уже существуют, например «Мир глазами врачей?»

Андрей: Да действительно, большинство наших учеников не принадлежат к касте профессиональных художников. Это чаще всего представители других профессий.

Кстати, именно этой теме была посвящена передача «непрофессионалы», снятая ТВ про нашу школу. Вот 2 ролика этой телепередачи:

Я думаю, что получится или не получится – зависит не столько от профессии или чего бы то ни было еще, а от того, хочет человек или не хочет, готов он или ещё не готов. Любой врач знает, что истинное излечение – невозможно без воли на то пациента, такой же принцип действует и в живописи.

Мария: Андрей, мы Вам очень признательны за Ваш рассказ о тех особых моментах, о которых можно не только говорить, но и которые можно рисовать. Будем Вам очень признательны за возможность разместить на нашем портале Сообщества «Восток-Запад», видео-ряд уроков и поездок в рамках деятельности школы У-син живописи.
Спасибо за понимание и поддержку.

Андрей: И Вам Большое Спасибо!

  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • FriendFeed
  • В закладки Google
  • Google Buzz
  • Яндекс.Закладки

Метки:

                    

Автор:

Комментариев (6) на «Интервью Щербакова Андрея для проекта “Восток-Запад”»

  1. Елена Касьяненко пишет:

    Андрей, очень интересная статья… Есть над чем поразмыслить… Хорошо ты все по полочкам разложил :)

    • ОЙ, пасибо Лена. на самом деле я очень благодарен Марии за то что она эту тему подняла. До этого мы этой важной темы касались лишь мельком.

  2. Инесса пишет:

    Да, реальность в тонкостях и из них соткана. Как здОрово, когда это может так явно проступать и, выявлять глубинное, совсем ясным и простым образом.
    Андрюш, спасибо за притчу ))

  3. Юлия Зима пишет:

    Андрей, очень классная и глубокая статья!

    • Да, классно, что эта тема подымается. Всё таки это важно. Когда-то несколько лет назад я похоронил надежду что когда-то тема духовности в нашей живописи всплывёт и станет актуальной. Вообще я думал, что это мои всё “отклонения” в сторону “сектостроительства”.
      Сейчас же, пришла ясность и искренность и сказать, что я доволен, счастлив – значит ничего не сказать.

Ваш комментарий